Рецидив рака шейки маткиОнкологические заболевания шейки матки входят в число наиболее распространенных заболеваний женской репродуктивной системы. Диагностируется СЂР°Рє шейки матки зачастую на поздней стадии, что объясняется отсутствием симптомов болезни на раннем этапе. Но в запущенных случаях, чаще всего, злокачественный процесс уже распространился на близлежащие ткани. Если болезнь обнаружена своевременно и вовремя начато лечение, то терапия оказывается успешной, может быть достигнута стойкая ремиссия. Процент излеченных больных, диагноз которым был поставлен на 1-2 стадии, достигает 70-90%. Однако лечение не всегда оканчивается так успешно. У 30% пациенток после окончания комплексного лечения возникает рецидив рака шейки матки. Обычно это происходит в течение первых трех лет после окончания лечения первичной опухоли.

Причины возникновения рецидива


В онкологии, помимо выживаемости в течение пятилетнего периода, показателем эффективности лечения служит также частота возникновения рецидивов. Появляться они могут по причине недостаточной радикальности операции или в тех случаях, когда злокачественные клетки до начала облучения и операции распространились за пределы места облучения. При диагностике злокачественного образования на последней стадии вероятность возникновения рецидива в 3 раза чаще, чем при обнаружении опухоли на начальном этапе. Об этом важно помнить, чтобы предпринять все меры для предупреждения возможного осложнения.

Симптомы

Симптоматика зависит от состояния канала шейки матки. При его заращении в результате предшествующего облучения выделения скапливаются в полости, которая при скапливании содержимого постепенно увеличивается, при этом отмечаются тянущие боли внизу живота, в области поясницы, крестца, особенно беспокоящие по ночам. Боли могут быть различного характера и интенсивности. При сохраненной проходимости шеечного канала рецидив рака шейки матки проявляется выделениями из половых путей водянистого, сукровичного или гнойного характера. Возникают дизурические проявления. На нижних конечностях могут возникать отеки. В некоторых случаях повышается температура тела. Пациенты жалуются на ухудшение общего состояния, слабость, тошноту. Но в некоторых случаях симптомы отсутствуют и об осложнении можно узнать при цитологическом исследовании. Одним из проявлений рецидива является нарушение оттока мочи из лоханок почек, в результате чего может возникнуть гидронефроз.

Диагностика

Для обнаружения рецидивов используются разные методы

  • Бимануальное гинекологическое исследование
  • радиоизотопная ренография
  • лимфография
  • артериография
  • ангиография
  • экскреторная урография
  • компьютерная томография
  • УЗИ

Ранняя диагностика рецидивов имеет немаловажное значение. При своевременном распознавании и лечении в некоторых случаях удается добиться выздоровления. Способы лечения рецидива зависят от локализации. При местном расширенная операция может оказаться эффективной у 40% пациенток. Если в процесс вовлечены регионарные лимфатические узлы и параметральная клетчатка, имеются отдаленные метастазы во внутренние органы, то хирургическое вмешательство считается бесперспективным. У таких пациенток лечение при возникновении рецидива носит паллиативный характер в целях уменьшения болей, улучшения качества жизни и ее продолжительности.

Профилактика рецидивов

Для своевременного обнаружения возможного рецидива необходимо проведение систематического наблюдения за прошедшими курс терапии больными ежемесячно в течение первого года и каждые 2 месяца на втором году.

www.rak-sheyki-matki.ru

В каких случаях возможен рецидив рака шейки матки?

Имеется две причин, которые способствуют возникновению опухоли вновь. Это:


  1. Выполнена некачественная резекция органа. Этому поспособствовала неполная диагностика, недостаточная квалификация лечащего врача, халатность медицинского персонала и др.
  2. Образование до операции успело распространиться на другие органы, дало метастазы, так как заболевание диагностировали слишком поздно.

Внимание! Повторное разрастание опухоли чаще происходит на 3-4 стадии болезни. Если выявить и начать лечить патологию раньше, то есть шанс избежать рецидива.

Рецидив рака шейки матки

Классификация рецидива РШМ

Имеется два деления. По выводам Сереброва А.И. выделяют 2 типа поражений – метастатические и местные. По Трушинковой Е. В. – четыре:

  • комбинированные;
  • местные;
  • метастатические;
  • параметральные.

Рассмотрим каждый более подробно.

Местные

Такие новообразования диагностируют в 7-13%. Находят у больных, которые имели эндофитные формы рака. При местных поражениях страдает культя влагалища.


Параметральные

Поражаются близлежащие ткани. Хирургическое лечение в данном случае не даст положительного результата.  Если присутствует распространение злокачественной опухоли на какие-либо другие органы и ткани, замедляет данный процесс только химиотерапия.

Метастатические

Тут вовлекаются лимфоузлы и другие органы. Если происходит такое обширное разрастание раковых клеток, то прогноз неутешителен. Поддерживающая терапия продлит жизнь на считаные месяцы.

Комбинированные

В этом случае сочетается параметральный и локальный процесс. Причина – злокачественные клетки, которые остались в полости таза после операции или последствия неправильно проведенной терапии. Возможно, врач недооценил тяжесть и скорость прогрессирования болезни.

Симптомы рецидива

Симптомы, оповещающие о вновь начавшемся онкологическом процессе в области таза такие:

  • присутствует хроническая усталость, слабость, быстрая утомляемость, бессилие;
  • пропадает аппетит;
  • резкое похудение;
  • в области живота имеется напряжение;
  • если была сохранена проходимость маточного канала, то присутствуют выделения в виде крови с гноем;
  • нарушается мочеиспускание;
  • чувствуется ноющая и тянущая боль внизу живота, в районе поясницы и промежности;
  • нарушается работа органов, куда идут метастазы;
  • интоксикация.

Вся вышеперечисленная симптоматика присутствует на поздних стадиях, в начале развития патологии никаких существенных изменений больная не чувствует.

Обнаружить патологию будет трудно, если локализовалось новообразование в параметральной клетчатке. Говорить о болезни могут выделения, которые имеют смесь крови и гноя. При осмотре гинеколог  на шейке увидит уплотненную язву, с течением времени она будет становиться больше.

Диагностика

Если врач подозревает повторный рак, обследование женщины осуществляется по следующему плану:

  1. Собирается анамнез.
  2. Ведется бимануальный осмотр.
  3. Берут мазки из половых органов женщины.
  4. Делается биопсия. Патологическая ткань исследуется, после чего установится точный диагноз. Это является обязательным, так как результаты уточняют диагноз на 100%.
  5. Дается направление на рентген, ультразвуковое исследование, компьютерную томографию, МРТ. Благодаря этим методам легко находят метастазы.

Доктор может направить также на радиоизотопную ренографию, ангиографию, лимфографию, артериографию.

Имейте в виду! Чтобы поставить точный диагноз, нужно пройти комплексное обследование. Все диагностические процедуры важны и дополняют друг друга. Если один метод не покажет отклонение от нормы, то поможет разобраться другой.

Открытую биопсию (через влагалище) делают, если образование локализировалось в доступном месте. Пункция уместна тогда, когда опухоль в недоступном месте и если есть инфильтрат в районе таза. Обезболивают местно. Биопсию через брюшину (открытую), делают в случае дальнего нахождения пораженных тканей, куда не достает пункционная игла и поблизости магистральных сосудов. Во время процедуры отчетливо видно, где локализовалась опухоль, ее размер и хорошо просматривается вся шейка матки.

Какими последствиями грозит рецидив?

Если больной поставили диагноз — рецидив шейки матки, то возможны разные последствия. Чаще всего идут метастазы на органы и ткани, которые находятся поблизости. Не исключено поражение и отдаленных органов, найти их можно при помощи рентгена и УЗИ.

Только квалифицированное лечение патологии на начальных стадиях даст утешительный результат.

Как и чем лечить рак шейки матки после рецидива?

Самым эффективным считается комплексное лечение. Изначально применяют:


  • радикальное оперативное вмешательство (делают тогда, когда отсутствует обширный инфильтрат и гематогенные метастазы);
  • пангистерэктомию;
  • лимфаденэктомию (если метастазы одиночные).

После хирургического лечения проводится радиотерапия и химиотерапия. Хорошо помогает внутриполостная и дистанционная гамма-терапия. В отдельных случаях уместна трансвагинальная и близкодистанционная внутривлагалищная рентгенотерапия.

Если метастазы множественные и поражена тазовая клетчатка делают радиотерапию и выписывают медикаментозное лечение. Если рецидив только в области влагалища, то хирургическое вмешательство исключают. Тут уместна лучевая терапия. Если метастазы одиночные в области головного мозга, печени, то делают операцию. Многочисленные поражения лечат радиотерапией, химиотерапией и симптоматически. При вторичном раке, происходит распространение опухоли на региональные лимфоузлы, или за пределы малого таза — здесь операция не поможет. Если повторное новообразование имеется на половых органах (внешних), то хирургическое вмешательство противопоказано, назначают радиологический метод.

Чтобы рак не возник снова, нужно:


  1. Регулярно полностью обследоваться.
  2. Проходить регулярно гинекологические осмотры. Женщины, которые лечили онкологию, должны делать это не менее 2-ух раз в полгода.
  3. Обязательно сделать облучение после операции.
  4. Придерживаться диеты. Есть больше белковой пищи, фруктов и овощей.
  5. Пропить комплексы витаминов.
  6. Делать лечебную гимнастику. Это улучшит кровоток и предотвратит новую вспышку заболевания.
  7. Отказаться от употребления алкоголя и бросить курить.

Прогноз

В России онкология шейки матки занимает второе место среди всех онкологических заболеваний.

Важно! Рецидив этой болезни проявляется в течение двух лет после лечения рака.

Симптоматика на первых стадиях отсутствует, в связи с этим 70% женщин умирают еще до установки диагноза. Остальные 20% могут дожить до пяти лет при качественной терапии.

Только правильное комплексное лечение даст больной шанс выжить. Местные рецидивы лечатся хирургическим путем, положительный результат достигается в 50% случаев. Если пострадали лимфоузлы и отдаленные органы, то операция бессильна. Тут назначается симптоматическое лечение, которое уменьшит проявление болезни, устранит болезненность и продлит жизнь на несколько месяцев.


Если заняться лечением патологии на ранней стадии, то 80% из 100%, что женщина проживет еще 5 лет. Второй этап — 60%. Третий – 20%. Четвертая стадия самая тяжелая, 5% пациенток живут не более 1 года. Прогноз неутешителен, но каждый месяц бесценен и за это следует бороться.

На прогноз болезни также влияют метастазы и размер образования. Позитивного результата ждать не стоит, если произошло поражение легких, печени, костей и головного мозга. Такие случаи не поддаются лечению. Все мероприятия только на время убирают симптомы, боль и немного тормозят развитие онкологии.

Рецидивы рака шейки матки появляются в случае некачественного лечения, и если онкология распространилась на отдаленные органы. Только своевременная терапия позволит сохранить жизнь женщины на несколько лет.

vashamatka.ru

Хирургическое лечение

Вопросы о показаниях к хирургическому вмешательству у больных с рецидивами РШМ и его объеме остаются дискуссионными. Область применения этого метода ограниченна: операция в радикальном объеме технически невыполнима при параметральных инфильтратах, достигших стенок таза, и биологически неоправданна при отдаленных метастазах. Поэтому объектом хирургического вмешательства могут быть главным образом местные рецидивы с центральной локализацией процесса после лучевой терапии.


По данным Е. В. Трушниковой (1974), лучшие результаты были получены при хирургическом лечении местных рецидивов, когда процесс ограничен маткой или сводами влагалища. Применение расширенной гистерэктомии в этих случаях позволило достигнуть 5-летнего излечения у 15 из 55 выписанных после операции больных (27,4%).

В настоящее время в некоторых зарубежных клиниках накоплен значительный опыт такого обширного оперативного вмешательства, как экзентерация таза. При передней экзентерации таза расширенная гистерэктомия дополняется экстирпацией мочевого пузыря, при задней — прямой кишки, при тотальной — обоих этих органов. Идея и детальная разработка ультрарадикальной тазовой хирургии принадлежит выдающемуся американскому хирургу Binnschwig (1970).

В первые годы основным показанием к этим операциям была IV стадия РШМ (Т4). Сочетанная лучевая терапия у этих больных неизбежно приводит к образованию свищей, причем малые дозы оказываются бесполезными, а большие — еще и вредными. Однако у больных с IV стадией экзентерация таза оказалась неэффективной. Неизменно отмечались большая операционная летальность, высокая частота тяжелых осложнений и прогрессирование заболевания в течение первого года после операции. Проведение таких обширных и опасных вмешательств с паллиативной целью неоправданно.

В настоящее время экзентерация таза применяется главным образом при центральных рецидивах после неудачи лучевого лечения больных РШМ I и II стадии.

Противопоказания к операции возникают при таком распространении опухоли, которое исключает возможность ее радикального удаления. К ним относятся: 1) боли в области седалищного сплетения, которые обычно обусловлены сдавленней опухолевым инфильтратом; 2) прогрессирующий отек нижней конечности из-за сдавления общей или наружной подвздошной вены метастазами в лимфатических узлах; 3) сдавление мочеточников, гидронефроз или «немая почка», выявляемые при экскреторной урографии; 4) отдаленные метастазы, в том числе в поясничных лимфатических узлах; 5) ожирение, в связи с повышением хирургического риска и техническими трудностями операции.

Di Saia, Greasimin (1984) обобщили данные литературы о результатах экзентерации таза (передней, задней и тотальной) у 1548 больных с центральными рецидивами РШМ из 9 клиник США. Операционная летальность отмечена в 12,8%, а 5-летняя выживаемость составила 29%. Указанная частота 5-летних излечений больных с рецидивами и метастазами выше, чем при многих первичных опухолях (рак пищевода, желудка, легкого, яичников). Это объясняется тем. что у большинства больных с прогрессировавшем РШМ после лечения процесс длительное время ограничен областью малого таза. В своей практике мы почти не встречали больных, которым эта операция была бы показана. При I, II и III стадиях экзентерация таза вообще не должна производиться, а при IV она неэффективна. Местные центральные рецидивы в нашей клинике — очень редкое исключение.

Если рецидивная опухоль ограничена телом матки, то может быть выполнена ее экстирпация; при поражении шейки матки и прорастании в своды влагалища — расширенная гистерэктомия; при изолированных регионарных метастазах — попытка их удаления. В связи с минимальной частотой местных рецидивов после лучевого лечения, локализующихся на шейке матки или влагалищных сводах, опыт хирургического лечения этих больных в нашей клинике невелик. У 20 больных с центральными рецидивами, выявленными в течение первых двух лет после лучевой терапии, была выполнена операция (у 12 — по методу Вертгейма, у 6 — экстирпация матки с верхней третью влагалища, у 8 — задняя экзентерация таза). 11 больных здоровы более 5 лет.

Мы располагаем опытом 10 оперативных вмешательств по поводу регионарных рецидивов. У 10 больных применялся экстраперитонеальный доступ, у 6 — чревосечение. Все больные поступили в клинику в течение первых трех лет после лучевого лечения с выраженными симптомами.

У четверых не представилось возможным произвести лимфаденэктомию из-за вторичной инфильтрации тканей и прорастания в подвздошные вены. У остальных 12 женщин было выполнено удаление лимфатических узлов на стороне их поражения: у 6 — подвздошных, у 3 — подвздошных и поясничных и у 3 — паховых, подвздошных и поясничных. Во всех этих наблюдениях метастазы были подтверждены при гистологическом исследовании.

Из 12 больных, у которых удалось осуществить удаление лимфатических узлов, здоровы 5 лет и более, всего 3. Нельзя не отметить чувства разочарования результатами этих трудных и опасных операций. Приходится признать, что ко времени клинических проявлений регионарных рецидивов у большинства больных имеется уже экстранодулярный рост или распространенный процесс, при котором хирургическое вмешательство может быть или технически невыполнимым, или неадекватным по своему объему. Значительно более оправданно удаление выявленных при лимфографии метастазов в лимфатических узлах таза до их клинического проявления, т. е. у первичных больных.

Я.В. Бохман

medbe.ru

Рецидив рака шейки матки Уважаемые врачи, нужна консультация. Моей маме 52 года. Менопауза 10 лет. История болезни: 2011 год июль -биопсия-рак шейки матки ин-ситу, 4 августа 2011 года — операция, полностью удалена матка с придатками и шейкой, швы-первичным затяжением, выписана через 5 дней в удовл.состоянии с диагнозом уже умеренно-дифференцированый плоскоклеточный рак шейки матки 2 ст клингруппа 3. Каждые три месяца-онкомаркеры, развернутые анализы крови, МРТ, осмотр гинеколога. Все было хорошо, но в ноябре 2012 появились боли внизу живота, сразу пошли на МРТ-сигнал в культе влагалища, онкологи-гинекологи посмотрели-идите, через три месяца прийдете! Через три месяца в начале марта2013-боли усилились, но после "стула" боль проходила, врачи посадили на диету, вроде бы легче стало, но в июне появилась мазня с неприятным запахом, кинулись к гинекологу, а там все кровит, на биопсию — диагноз плоскоклеточный ороговевающий умеренно- дифференцированный рак, рецидив в культю влагалища. Сделали 2-ды УЗИ все в норме только в рубце влагалища импульс, цистоскопия-все в норме, а на следующий день после этого всего-томограф, который показал прорастание в мочевой пузырь и повреждение в левой почке, анализы испортились буквально за 7 дней после взятие биопсии. поехала в онкоцентр, они сказали что при затронутом мочевом лучевую делать нельзя, я перелопатив инет выяснила, что это единственное что может тормознуть опухоль, и в буквальном смысле уговорила их сделать лучевую подписав бумажки, что если что-то случится их вины не будет. Прошли паллиативную лучевую на таз, 2,5 грея *14 дней. 30 июля был последний день. Томограф сказали делать через 2-3 недели. вот анализы Результаты исследований 09.08.2013 Скорость оседания эритроцитов (СОЭ, ESR) 24 Анализ крови развернутый (ОАК) Лейкоциты (WBC) 3.86 10^9клеток/л Эритроциты (RBC) 3.94 норма 10^12клеток/л Гемоглобин (HGB) 116 г/л Гематокрит (HCT) 34.5 % Средний объем эритроцита (MCV) 87.6 Среднее содержание гемоглобина в эритроците (МСН) 29.4 пг Средняя концентрация гемоглобина в эритроците (МСНС) 33.6 г/дл Тромбоциты (PLT) 207 10^9 клеток/л Ширина распределения эритроцитов (RDW-SD) 40.1 фл Ширина распределения эритроцитов(RDW-CV)13.2 % Ширина распределения тромбоцитов по объемам (PDW) 12.4 % Средний объем тромбоцитов (MPV) 10.4 фл Тромбокрит (PCT) 0.22 % Нейтрофилы (на 100 лейкоцитов) 64.2 % Нейтрофилы (абс.) 2.48 Лимфоциты (на 100 лейкоцитов) 17.6 % Лимфоциты (абс.) 0.68 10^9клеток/л норма Женщины: 1.18 – 3.74 Моноциты (на 100 лейкоцитов) 7.8 % Моноциты (абс.) 0.3 10^9 клеток/л Эозинофилы (на 100 лейкоцитов) 10.1 % Эозинофилы (абс.) 0.39 10^9 клеток/л норма Женщины: 0.04 – 0.36 Базофилы (на 100 лейкоцитов) 0.3 % 0.0 — 1.0 Базофилы (абс.) 0.01 10^9 клеток/л Взрослые: 0.01 – 0.08 Пакет № 4.12 (Биохимия крови) Аланинаминотрансфераза (ALT) 65.5 Женщины: до 33.0 Аспартатаминотрансфераза (AST) 33.2 Женщины: до 32.0 Гамма-глутаматтрансфераза (GGT) 103 Ед/л Женщины: 5.0 — 36.0 Щелочная фосфатаза (ALP) 113.1 Женщины: 35.0 — 104.0 Билирубин непрямой 4.94 мкмоль/л 75% от Билирубина общего мкмоль/л Взрослые: до 21.0 Билирубин общий 6.2 Билирубин прямой 1.256 мкмоль/л Белок общий 80.7 Альбумин 47.2 Креатинин 77.355 Мочевина 5.389 ммоль/л Мочевая кислота 391 Женщины: 142.8 – 339.2 ммоль/л Холестерин 6.07 до 5.2 — Отсутствие риска 5.2 — 6.2 — Условный риск более или равно 6.2 — Высокий риск Триглицериды 3.09ммоль/л до 2.26 ммоль/л Женщины: Более 1.68 — Отсутствие риска 1.15 — 1.68 — Условный риск до 1.15 — Высокий риск Липопротеиды высокой плотности (ЛПВП) 0.95 ммоль/л до 2.59 — оптимальный уровень 2.59 — 3.34 — выше оптимального уровня 3.37 — 4.12 — погранично-высокий уровень 4.14 — 4.89 — высокий уровень больше или равно 4.92 — очень высокий уровень Липопротеиды низкой плотности (ЛПНП) 4.05 Липопротеиды очень низкой ммоль/л 0.26 — 1.00 плотности (VLDL) 1.07 Коэффициент атерогенности (КА) 5.41 Ед Взрослые: 4.11 — 5.89 Глюкоза (кровь) 5.12 у меня несколько вопросов так как по стечению обстоятельств грамотные онко-гинекологи, гастроэнтеролог, терапевты в отпуске до сентября, а я очень переживаю: 1. завышенные и пониженные показатели, от нормы -о чем они говорят, что делать, что принимать? (мама сейчас принимает канефрон по 2т*3р.в день, эссенциале -форте 2т*3р., допельгерц 20 мл*3р, пьет сок буряка с морковью и яблоком, принимает пчелиную пыльцу, медовые соты) диета взята с инета. 2. у мамы стали болеть ноги, сначала ниже колен, сейчас бедра, что это означает? и что делать? 3. какие у нас шансы на выздоровление, и что надо еще предпринять? 4. что лучше и правильнее сделать через 2 недели КТ или МРТ? Спасибо огромное.

health.mail.ru

Введение. Локальный рецидив рака шейки матки (РШМ) после лучевой терапии является, вероятно, одной из наиболее сложных проблем, которой сталкивается онкогинеколог. Около 70% больных, страдающих РШМ получают лучевую терапию на одном из этапов лечения [13, 34, 36]. Хорошо известно, что у каждого третьего из этих пациентов ожидается местный рецидив или прогрессирование заболевания  [6, 8, 35]. В более чем 80% этих случаев рецидив заболевания происходит в первые два года после лечения [17, 38].
Проблема локального рецидива РШМ после лучевой терапии не имеет простого решения. Применение химиотерапии в подобных случаях дает крайне неудовлетворительные результаты. Ее эффективность очень низкая и может быть использована лишь с паллиативной целью [6, 32]. Повторное облучение  применимо лишь небольшому числу больных после достаточно продолжительной ремиссии заболевания. Однако, повторная лучевая терапия критично повышает частоту развития такого грозного осложнения как формирование мочепузырно-влагалищных и влагалищно-прямокишечных свищей [36]. Использование же в отношении данной категории больных хирургического подхода показало свою эффективность, позволяя добиваться 5-летней выживаемости более чем 30% пациентам [1, 8, 10].
К сожалению, только моноблочное, комбинированное хирургическое удаление матки с прилежащими структурами, известное как эвисцерация малого таза (ЭМТ) позволяет добиться свободного от опухоли края резекции. Использование менее агрессивной техники не позволяло выполнить полное удаление опухолевых тканей и их применение не увенчалось успехом [4].
В течение последних шести десятилетий во всем мире был накоплен значительный опыт применения ЭМТ. Получено более точное представление о показаниях к ЭМТ, достигнуты очень неплохие показатели послеоперационных осложнений и летальности после данной процедуры. Много новых инновационных приемов было применено в хирургической технике выполнения данного вмешательств.
В данной статье мы попытались кратко суммировать материалы опубликованных работ о показаниях, технике ЭМТ, а также послеоперационных осложнениях, летальности и выживаемости после данной процедуры, выполненной в связи с рецидивом РШМ.

История вопроса. В 50-е годы XX века в мире было очень немного центров, в которых имелся опыт выполнения ЭМТ. Это Memorial Sloan-Kettering Cancer Center (A.Brunschwig), M.D.Anderson Cancer Center (F.Rutledge), San Luis University, Missouri (E.Bricker), Mayo Clinic (R.E. Symmonds) и Roswell Park (S.Piver), которые публиковали свои результаты выполнения тазовых эвисцераций [3, 5, 20, 23, 39, 45]. В публикациях указывали на многообещающую, от 20% до 40% 5-летнюю общую выживаемость больных, у которых не было перспектив терапевтического лечения. В тоже время, послеоперационная летальность была очень высокой, а развитие серьезных послеоперационных осложнений было признанно неизбежной закономерностью. Выводы, получающиеся после анализа этих отчетов, состоят в том, что ЭМТ может быть излечивающей процедурой, но лишь у ограниченного числа пациентов. Лишь строгий отбор больных может позволить добиваться значимого увеличения продолжительности их жизни. В данных публикациях были определены ряд факторов, которые отчетливо ассоциируются с благоприятным прогнозом выполнения ЭМТ. Они включают:
— отсутствие метастатического поражения лимфатических узлов;
— отсутствие опухолевого роста в крае резекции;
— небольшой (до 2 см) размер рецидивной опухоли;
— продолжительная  (более 12 месяцев) ремиссия после лучевой терапии.
Все указанные характеристики актуальны и в настоящее время.
В первые годы применения ЭМТ, реконструктивный этап операции не рассматривался как актуальная задача. Большинству пациентов выполняли инконтинентную мочевую деривацию подвздошно-кишечным кондуитом, и формированием концевой колостомы для деривации кала, а многие операции выполняли заведомо с паллиативной целью [3, 4].

Настоящее время. Значительный интерес представляет эволюция подходов к ЭМТ и их реализация в последующие 60 лет после сообщения о первом выполненном вмешательстве.
 Послеоперационная летальность снизилась с 17% до 5%, а пятилетняя выживаемость возросла более чем на 10%. Таким образом, в настоящее время 4 из 10 пациентов могут рассчитывать прожить более 5 лет после рецидива РШМ, что было абсолютно немыслимо в те годы, когда  A.Brunschwig выполнял свои первые ЭМТ.
Современная хирургическая техника, возможности анестезиологического обеспечения и послеоперационного сопровождения, а также более строгий отбор больных и лучшее понимание  прогностических факторов являются теми причинами, которые позволили добиться этого прогресса.
Достижения в хирургической технике. За последние 60 лет много хирургических усовершенствований было добавлено к операции A.Brunschwig. К тому же, новые технологии, пришедшие на помощь хирургам позволили значительно сократить время вмешательств и уменьшить число послеоперационных осложнений. В первую очередь, совершенствование методов диагностики, появление  таких средств как компьютерная томография, магнитно-резонансная томография и протонно-эмиссионная томография позволило проводить более качественную селекцию кандидатов для выполнение ЭМТ [15, 26].
Хирургическое вмешательство выполняется с использованием более совершенных операционных ретракторов, таких как расширители Сигала, Bookwalter или Thompson, что позволяет добиваться максимально качественной визуализации операционного поля. Инновационные технологии последних лет, такие как ультразвуковой диссектор, биполярные легирующие коагуляторы, механические клипаторы и сосудистые герметики позволили значительно сократить время операции и повысить их безопасность [21, 26, 38].
В попытке минимизировать вероятность развития повторного локального рецидива, при срочном микроскопическом исследовании оценивают хирургический край резекции, добиваясь отсутствия в нем опухолевой ткани. В некоторых центрах применяют интраоперационную лучевую терапию. Сообщается о применении различных вариантов интраоперационной лучевой терапии, от дистанционной, до высокодозной интраоперационной брахитерапии, с продлением брахитерапии путем установки во время операции низкодозных источников облучения [13].
В некоторых медицинских центрах распространение латеральной опухолевой инфильтрации до стенки таза не рассматривается  в качестве противопоказания к хирургическому лечению рецидива РШМ [16, 26]. Были разработаны и внедрены так называемые расширенные латеральные тазовые резекции (РЛТР) (laterally extended endopelvic resection (LEER). Внедрение данной технологии позволило оперировать больных, которые ранее рассматривались как носители абсолютно нерезектабельных опухолей и получены хорошие результаты ее применения. РЛТР предполагает иссечение инфильтрированных опухолью мышц боковой стенки таза, добиваясь свободного от опухолевого роста хирургического края. Расширение латерального уровня резекции до медиальной части поянично-крестцового сплетения, сакроспинальных связок, вертлужных впадин и запирательных мембран позволяет полностью удалять местно-распространенные и рецидивные опухоли малого таза, фиксированные к его стенке  [14, 40]. В некоторых, тщательно отобранных случаях, для достижения радикализма вмешательства допускается резекция костей таза [42]. Но такие случаи встречаются  не часто и включение костной резекции в стандартный этап ЭМТ не требуется.
По прошествии лишь нескольких десятилетий, специалисты, занимающиеся выполнением ЭМТ осознали необходимость заполнения опустевшей после удаления всех органов полости малого таза васкуляризированной тканью. Лишенная содержимого полость таза служит причиной развития тяжелых осложнений, таких как кишечная непроходимость, формирование тазовых абсцессов и кишечных свищей.  Первые попытки решить эту проблему  заключались в выкраивании фартука из большого сальника [22]. Этот прием используется большинством специалистов. В тех случаях, когда большой сальник по какой-либо причине использовать невозможно, прибегают к формированию лоскута из прямой мышцы живота, или, при выполнении резекции тонкой кишки, участком ее брыжейки [25]. Реконструкция влагалища кожно-мышечным лоскутом, общепризнанно является лучшим способом заполнения полости таза, освободившейся после эвисцерации [19].
В 1990 г J.F.Margina предложил классификацию ЭМТ, которая используется и в настоящее время [27]. Изначальное деление ЭМТ на три группы – передние, задние и полные было уже недостаточно. Согласно классификации J.F.Margina ЭМТ подразделяли также на супралеваторные (I тип), инфралеваторные  (II тип) и инфралеваторные с вульвэктомией (III тип). Данная классификация позволяет упростить понимание между специалистами во время обсуждения данной проблемы. Это позволяет также более детально анализировать факторы операционного риска, осложнений и результатов вмешательства, и повысить понимание о показаниях и противопоказаниях к проведению этих операций.

Реконструктивный этап ЭМТ. В дополнение к расширению резекционных объемов вмешательств современными специалистами были достигнуты значительные успехи в реконструктивной части тазовых эвисцераций. В последние годы появились публикации, указывающие на значительный спектр возможностей для восстановления мочевыделительного тракта и непрерывности толстой кишки, а также реконструкции влагалища [12, 28, 31, 37]. В абсолютном большинстве случаев эти усилия позволяют повысить качество жизни оперированных пациентов. Тем не менее, необходимо отметить, что эти процедуры, безусловно, удлиняют время операции и являются потенциальными очагами развития  послеоперационных осложнений [18].

Мочевая деривация. С тех пор, когда E.Bricker  в 1950 г впервые описал  формирование уростомы из подвздошно-кишечного кондуита, данная технология стала «золотым» стандартом деривации мочи после удаления мочевого пузыря [3]. Деривацию мочи по Бриккеру продолжают выполнять многие хирурги во всем мире и его использование составляет не менее половины случаев мочевой деривации и в настоящее время после ЭМТ[33, 37]. Технология предполагает, что в проксимальный конец изолированного 15-20 см сегмента подвздошной кишки имплантируются мочеточники а его дистальный конец выводится на переднюю брюшную стенку в правой подвздошной области. В отдаленные сроки после операции нередко развиваются осложнения, связанные с применением технологии Бриккера. Наиболее частыми из них являются формирование парастомической грыжи, стеноз уростомы и инфекционное повреждение верхних мочевых путей. Частота развития указанных осложнений довольно строго коррелирует с длительностью наблюдения за пациентами.
Тощекишечные кондуиты не получили распространения и заслужили очень плохую репутацию, в особенности после  сообщений о так называемом «jejunal conduit syndrome», характеризующемся гипохлоремией, гипонатриемией, гиперкалиемией и ацидозом, которые связанны с присущей тощей кишке значительной абсорбционной способностью [24].
Толстокишечный кондуит иногда использует после высокодозной лучевой терапии, приводящей к лучевому повреждению подвздошной кишки. При формировании у этих пациентов подвздошно-кишечного кондуита отмечается значимое повышение риска послеоперационных осложнений. Если в подобной ситуации предполагается мочевая деривация с формированием влажной уростомы, наилучшей альтернативой подвздошной кишке является поперечная ободочная кишка [42, 45].
Между тем, приобретает все большую популярность формирование континетных мочевых резервуаров. В силу того, что данная технология более сложная и занимает больше времени, она пока еще не получила широко применения у пациентов после ЭМТ [44]. Идеальный кишечный континентный резервуар не требует использования уростомических накопителей, и защищает верхние мочевые пути от рефлюска и инфицирования. Конструкция резервуара должна позволять относительно легко его опорожнять, используя интермитирующую катетеризацию и достигать эффективного дневного и ночного удержания мочи. Разработано  и описано значительное  число различный континентных кожных резервуаров [11, 24, 41]. В тоже время, дискуссии о том, действительно ли качество жизни у пациентов после континентной кожной деривации лучше, в сравнении с классическим кондуитом по Бриккеру продолжаются и окончательное мнение не сформулировано.
В настоящее время во всем мире имеются группы специалистов, пытающихся определить, кто из пациентов, которым выполнена ЭМТ по поводу рецидива  РШМ после лучевой терапии является кандидатом для формирования ортотопического резервуара, как это выполняется у пациентов после цистэктомии [7, 11, 16, 18, 21]. У некоторых больных после ЭМТ сегмент влагалища под уретрой остается интактным. В этих случаях выполняют супралеваторную эвисцерацию и имеются предпосылки к формированию ортотопического мочевого резервуара.
Анализ литературы по данной теме позволяет заключить, что:
— результаты ортотопической деривации мочи у женщин после цистэктомии являются удовлетворительными;
— сохранение уретры не компроментирует онкологический результат операции;
— дневное и ночное удержание мочи у женщин после формирования ортотопического необладера приемлемо;
— иннервирующий уретру срамной нерв не повреждается при супралеваторной эвисцерации малого таза.
Все эти положения позволяют рассматривать ортотопическую деривацию мочи после ЭМТ у пациентов с рецидивом РШИ как вполне перспективный путь.

Кишечная деривация. В течение многих лет задняя и тотальная ЭМТ у абсолютного большинства пациентов завершалась формирование постоянной концевой колостомы. Однако с конца 1980-х лет все чаще операцию завершали формированием низкого колоректального анастомоза, что позволяло восстанавливать естественную толстокишечную континенцию и избегать постоянной колостомы [33, 40].
В 1990 г Hatch et al. сообщили об успешном восстановлении непрерывности толстой кишки у 52% пациентов после выполнения тазовой эвисцерации. Важным толчком в повышении возможности формирования колоректальных анастомозов было внедрение в хирургическую практику циркулярных сшивающих аппаратов. Их использование позволило существенно сократить время оперирования и уменьшить интраоперационную кровопотерю. Широкое применение данной технологии привело к существенному повышению качества жизни прооперированных больных  [12, 24].
Тем не менее, существует распространенное убеждение, что формирование колоректальных анастомозов у пациентов, получавших  лучевую терапию на малый таз,  должно использоваться с большой осторожностью. Многие авторы сообщают о высокой частоте несостоятельности анастомозов, что потребовало повторных вмешательств и повышало послеоперационную летальность [18, 20]. Goldberg et al. сообщают о 36% несостоятельности низких колоректальных анастомозов и формирования каловых свищей у данной категории больных [11]. Хорошо известно, что несостоятельность колоректальных анастомозов драматически повышает летальность. По этой причине большинство хирургов прибегают к формированию профилактичекой временной петлевой стомы при низком колоректальном анастомозе. Часть специалистов предпочитают формирование превентивной илеостомы, другие чаще формирую превентивную колостому. Имеются следующие основания для выбора в пользу илеостомы:
— илеостома позволяет выключить из кишечного пассажа не только  колоректальный анастомоз, но и подвздошно-кишечный анастомоз после формирование мочевого резервуара;
— восстановление функции тонкой кишки наступает раньше, что позволяет пациенту прибегать к более раннему энтеральному питанию;
— при закрытии, осложнения гораздо реже встречаются при тонкокишечной стоме, в сравнении с толстокишечной.
Таким образом, необходимо заключить, что при отборе пациентов для задней или полной ЭМТ необходимо стремиться к первичному восстановлению непрерывности толстой кишки. При этом, безусловно, формирование временной профилактической стомы целесообразно. Через 2-3 месяца превентивная стома может быть закрыта. Перед закрытием важно оценить состояние анастомоза, а также, если речь идет о колостоме, оценить состояние приводящего от колостомы до анастомоза сегмента кишки.

Реконструкция влагалища. Все чаще после ЭМТ по поводу рецидива РШМ производится восстановление влагалища и тазового дня. Промежностный дефект после инфралеваторных тазовых эвисцераций столь большой, что многие специалисты считают необходимым его заполненить массивом хорошо васкуляризированной ткани. Лишенный органов таз заполняются кишечными петлями и создаются благоприятные условия для развития кишечной непроходимости и формирования кишечных свищей. Многочисленные исследования показали, что тазовая реконструкция кожно-мышечными лоскутами уменьшают вероятность развития таких осложнений, в сравнении с пациентами, которым реконструкция не выполнялась [37, 40, 43].
Кроме того, радикальная резекция рецидивного гинекологического рака может включать частичную или полную резекцию влагалища и леваторов. Потеря сексуальной функции порой становится критической проблемой,  в особенности с учетом преобладания молодого возраста больных с рецидивом рака шейки матки. По этой причине реконструктивные технологии, в особенности  формирование нового влагалища крайне целесообразно у пациентов, которым выполняются такие обширные вмешательства. Положительное влияние реконструкции влагалища на качество жизни и конфигурацию тела пациентов отмечается во многих сообщениях [42, 46].
Разработано много хирургических технологий для заполнения полости таза и восстановления влагалища после ЭТМ. Первоначально пытались использовать с этой целью большой сальник или участок брюшины. McCraw et al. были первыми, кто  сообщили о реконструкции влагалища с использованием классичекого кожно-мышечного лоскута с тонкой мышцей бедра после радикального вмешательства [31]. После, сообщалось о самых различных вариантах кожно-фасциальных и кожно-мышечных лоскутов, примененных для восстановления влагалища. Кожно-мышечный лоскут из прямой мышцы живота (ЛПМЖ), вероятно, наиболее широко используется онкологами [43]. ЛПМЖ, питающийся из нижней маммарной артерии, впервые использован для реконструкции молочной железы. Для реконструкции влагалища, оптимален лоскут ЛПМЖ, получающий кровь из нижней эпигастральной артерии. В тоже время, значительная толщина данного лоскута затрудняет его моделирование в тех случаях, когда дефект таза  не столь значительный, или когда выполнена супралеваторная эвисцерация малого таза с восстанием непрерывности толстой кишки. Использование Сингапурского лоскута лучше подходит для таких ситуаций. Этот бедренный лоскут, был описан для реконструкции влагалища Wee et al. в 1989 и модифицирован Woods et al. в 1991 [46, 47]. Эта процедура позволяет получить значительный объем хорошо васкуляризированного тонкого и гибкого лоскута, который легко помещается в ректовагинальную полость для реконструкции. Кровоснабжение данного лоскута надежное и стабильное. Сингапурский лоскут имеет совершенно очевидные преимущества перед другими мышечными лоскутами в данной ситуации. Он позволяет избежать громоздкости, обеспечивая хорошо васкуляризированное покрытие. К тому же очень низкая вероятность развития осложнений со стороны донорского места и минимальное послеоперационное рубцевание. Более того, этот лоскут сохраняет естественную иннервацию и чувствительность. Это оптимально соответствует потребностям закрытия малых и средних дефектов и влагалищной реконструкции.

Выводы.
— ЭМТ являются в настоящее время единственным лечебным подходом с приемлемой частотой развития осложнений, который может быть предложен пациентам с рецидивом РШМ после лучевой терапии.
— Практически у каждого второго пациента после ЭМТ развиваются послеоперационные осложнения, а у каждого третьего они характеризуются как грозные.
— При тщательном отборе пациентов их 5-летняя выживаемость достигает 40%.
— Со времени внедрения ЭМТ в онкологическую практику  достигнуты очень значительные результаты, как в резекционном этапе вмешательства, так и его реконструктивной части.
— Женщины, которым предстоит ЭМТ, должны быть подробно ознакомлены с рисками и отдаленными результатами данного вмешательства.

 

Литература

1. Anthopoulos A.P. Pelvic exenteration: a morbidity and mortality analysis of a seven-year experience / A.P Anthopoulos [et al] // Gynecol. Oncol. -1989.-Vol. 35. –P. 219-23.
2. Berek J.S. Pelvic exenteration for recurrent gynaecologic malignancy: survival and morbidity analysis of the 45-year experience at UCLA / J.S. Berek, C. Howe, L.D. Lagasse, N.F. Hacker // Gynecol. Oncol. -2005. –Vol. 99. -1539.
3. Bricker EM. Bladder substitution after pelvic evisceration / E.M.   Bricker // Surg. Clin. North. Am. -1950. –Vol. 30. -P.1511.
4. Brunschwig A. Complete excision of pelvic viscera for advanced carcinoma / A. Brunschwig // Cancer. -1948. –Vol. 1. –P. 177-183.
5. Brunschwig A. Extended pelvic exenteration for advanced cancer of the cervix. Long survivals following added resection of involved small bowel / A. Brunschwig, H.R. Barber // Cancer. -1964. –Vol. 17. –P. 1267–1270.
6. Cadron I. Chemotherapy for recurrent cervical cancer / I. Cadron // Gynecol. Oncol. –2007. –Vol. 107. –P. 113–118.
7. Chiva L. Orthotopic neobladder after pelvic exenteration for cervical cancer / L. Chiva, F. Lapuente // Gynecol. Oncol. -2008. –Vol. 108. –P. 2–31.
8. Coleman R.L. Radical hysterectomy for recurrent carcinoma of the uterine cervix after radiotherapy / R.L.  Coleman [et al] // Gynecol. Oncol. -1994. –Vol. 55. –P. 29–35.
9. Crozier M. Pelvic exenteration for adenocarcinoma of the uterine cervix / M.  Crozier [et al] // Gynecol. Oncol. -1995. –Vol. 58. –P. 74–78.
10. Fleisch M.C. Predictors for long-term survival after interdisciplinary salvage surgery for advanced or recurrent gynecologic cancers / M.C. Fleisch, P. Pantke, M.W. Beckmann [et al] // J. Surg. Oncol. -2007. –Vol.95. –N.6. –P. 476-484.
11. Goldberg G.L. Total pelvic exenteration: the Albert Einstein College of Medicine Montefiore Medical Center Experience (1987 to 2003) / G.L. Goldberg [et al] // Gynecol. Oncol. -2006. –Vol. 101. –P. 261–268.
12. Hatch K.D. Pelvic exenteration with low rectal anastomosis: survival, complications, and prognostic factors / K.D. Hatch [et al] // Gynecol. Oncol. -1990. –Vol. 38. –P. 462–467.
13. Hicks ML Intraoperative orthovoltage radiation therapy in the treatment of recurrent gynecologic malignancies / M.L. Hicks [et al] //Am. J. Clin. Oncol. -1993. –Vol. 16. –P. 497–500.
14. Hockel M. Ultra-radical compartmentalized surgery in gynaecological oncology / M.  Höckel // Eur. J. Surg. Oncol. -2006. –Vol. 32. –P. 859–865.
15. Hockel M. Surgical treatment of locally advanced and recurrent cervical carcinoma: overview on current standard and new developments / M. Hockel // Onkologie. -2003. –Vol.26. N.5. –P. 452-455.
16. Hockel M. Pelvic exenteration for gynaecological tumours: achievements and unanswered questions / M. Hockel, N. Dornhofer // Lancet. Oncol. -2006. –Vol. 7. N.10. –P. 837–847.
17. Hong J.H. Recurrence squamous cell carcinoma of cervix after definitive radiotherapy / J.H. Hong [et al] // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. -2004. –Vol. 60. –P. 249–257.
18. Houvenaeghel G Major complications of urinary diversion after pelvic exenteration for gynecologic malignancies: a 23-year mono-institutional experience in 124 patients / G. Houvenaeghel, V. Moutardier, G. Karsenty et al. // Gynecol. Oncol. — 2004.  –Vol. 92. –P. 680–683.
19. Jurado M. Primary vaginal and pelvic floor reconstruction at the time of pelvic exenteration: a study of morbidity / M. Jurado, A. Bazan, J.  Elejabeitia [et al] // Gynecol. Oncol. -2000. –Vol. 77. –P. 293-297.
20. Karlen J.R. Reduction of mortality and morbidity associated with pelvic exenteration / J.R. Karlen, M.S. Piver // Gynecol. Oncol. -1975. –Vol. 3. –P. 164–167.
21. Kasamatsu T. Clinical aspects and prognosis of pelvic recurrence of cervical carcinoma / T. Kasamatsu [et al] // Int. J. Gynaecol. Obstetr. -2005. –Vol. 89. –P. 39-44.
22. Ketcham A.S. Pelvic exenteration for carcinoma of the uterine cervix — a 15-year experience / A.S. Ketcham [et al] //  Cancer. -1970. –Vol.26. N.3. –P. 513–521.
23. Kiselow M, Butcher Jr HR, Bricker EM. Results of the radical surgical treatment of advanced pelvic cancer: a fifteen-year study / M. Kiselow, Jr. H.R. Butcher, E.M. Bricker //  Ann. Surg. -1967. –Vol. 166. –P. 428–436.
24. Lambrou N.C. Pelvic exenteration of gynecologic malignancy: indications, and technical and reconstructive considerations / N.C. Lambrou, J.M. Pearson, H.E.  Averette // Surg. Oncol. Clin. N. Am. -2005. –Vol.14 –P. 289–300.
25. Lawhead R.A. Pelvic exenteration for recurrent or persistent gynaecologic malignancies: a 10-year review of the Memorial-Sloan-Kettering Cancer Center experience (1972–1981) / R.A. Lawhead [et al] // Gynecol. Oncol. -1989. – Vol.33. –P.279–282.
26. Lopez M.J. Evolution of pelvic exenteration / M.J. Lopez , L. Barrios // Surg. Oncol. Clin. N. Am. – 2005. –Vol.14. –N.3. –P.587-606.
27. Magrina JF. Types of pelvic exenterations: a reappraisal /  J.F. Magrina // Gynecol. Oncol. -1990. –Vol.37. –P. 363–366.
28. Magrina J.F. Pelvic exenterations: supralevator, infralevator, and with vulvectomy / J.F. Magrina, C.R. Stanhope, A.L. Weaver // Gynecol. Oncol. -1997. –Vol. 64. –P. 130–135.
29. Magrina J.F. Pelvic exenterations: supralevator, infralevator, and with vulvectomy / J.F. Magrina, C.R. Stanhope, A.L. Waever // Gynecol. Oncol. -1997. –Vol. 64. –P. 130–135.
30. Marnitz S. Indications for primary and secondary exenterations in patients with cervical cancer / S. Marnitz, C. Kohler, M. Muller et al. // Gynecol. Oncol. -2006. –Vol. 103. –P.1023–1030.
31. McCraw J.B. Vaginal reconstruction with gracilis myocutaneous flaps / J.B.  McCraw [et al] // Plast. Reconstr. Surg. -1976. –Vol. 58. –P. 176–183.
32. Moore K.N. A comparison of cisplatin/paclitaxel and  carboplatin/paclitaxel in stage IVB, recurrent or persistent cervical cancer / K.N. Moore, T.J. Herzog, S. Lewin [et al] // Gynecol. Oncol. -2007. –Vol. 105. –P. 299-303.
33. Morley G.W. Pelvic exenteration, university of Michigan: 100 patients at 5 years / G.W. Morley [et al] // Obstet. Gynecol. -1989. –Vol. 74. –P. 934–943.
34. Pearcey R. Phase III trial comparing radical radiotherapy with and without cisplatin chemotherapy in patients with advanced squamous cell cancer of the cervix / R. Pearcey, M. Brundage, P. Drouin [et al] //  J. Clin. Oncol. 2002. –Vol. 20. –P. 966-972.
35. Quinn M.A. Carcinoma of the cervix uteri. FIGO 6th Annual Report on the Results of Treatment in Gynecological Cancer. / M.A. Quinn, J.L. Benedet, F. Odicino et al. // Int. J. Gynaecol. Obstetr. – 2006.-Vol.95 Suppl. 1. –P.43-103.
36. Randall M.E.  Interstitial reirradiation for recurrent gynecologic malignancies: results and analysis of prognostic factors / M.E.  Randall [et al] // Gynecol. Oncol. -1993. –Vol. 48. –P. 23–31.
37. Robertson G. Pelvic exenteration: a review of the Gateshead experience 1974-1992 / G.  Robertson [et al] // Brit. J. Obstetr. Gynaecol. -1994. –Vol. 101. –P. 529-531.
38. Roos E.J. Pelvic exenteration as treatment of recurrent or advanced gynecologic and urologic cancer / E.J. Roos, M.A. Van Eijkeren, T.A. Boon, A.P.  // Heintz. Int. J. Gynecol. Cancer. -2005. –Vol.15. –N.4. –P. 624-629.
39. Rutledge F.N. Pelvic exenteration: analysis of 296 patients / Rutledge F.N. [et al] // Am. J. Obstet. Gynecol. -1977. –Vol. 129. –P. 881–892.
40. Salom E.M. Pelvic exenteration and reconstruction / E.M. Salom, M.A.  Penalver // Cancer J. -2003. –Vol. 9. –P. 415-424.
41. Salom EM, Mendez LE, Schey D, Lambrou N, Kassira N, Gómez-Marn O, et al. Continent ileocolonic urinary reservoir (Miami pouch): the University of Miami experience over 15 years / E.M. Salom [et al] // Am. J. Obstet. Gynecol. -2004. –Vol. 190. –P. 994–1003.
42. Sharma S. Pelvic exenteration for gynecological malignancies: twenty-year experience at Rosewell Park Cancer Institute / S. Sharma [et al]  // Int. J. Gynecol. Cancer. -2005. –Vol. 15. –P. 475–482.
43. Soper J.T. Rectus abdominis myocutaneous flaps for neovaginal reconstruction after radical pelvic surgery / J.T. Soper [et al] // Int. J. Gynecol. Cancer. -2005. –Vol. 15. –P. 542–548.
44. Stein JP, Daneshmand S, Dunn M, Garcia M, Lieskovsky G, Skinner DG. Continent right colon reservoir using a cutaneous appendicostomy / J.P. Stein [et al] // Urology. -2004. –Vol. 63. –P. 577–580.
45. Symmonds R.E. Exenterative operations: experience with 198 patients / R.E. Symmonds, J.H. Pratt, M.J.  Webb // Am. J. Obstet. Gynecol. -1975. –Vol. 121. –P. 907–918.
46. Wee JT, Joseph VT. A new technique of vaginal reconstruction using neurovascular pudendal-thigh flaps: a preliminary report //  J.T. Wee, V.T. Joseph // Plast. Reconstr. Surg. -1989. –Vol. 83. –P. 701–709.
47. Woods J.E. Experience with vaginal reconstruction utilizing the modified Singapore flap / J.E. Woods [et al] // Plast. Reconstr. Surg. -1992. –Vol. 90. –P. 270-276.

 

www.kostyuk.ru

Рецидив рака шейки матки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.